Трансформация. Начало моей женской истории или Триумф моих страхов надо мной.

098dedf296d4c31b8b270aa96e0bf8edМне всегда хотелось, чтобы в моей семье был мудрый человек, который подскажет, как прожить эту жизнь, что учесть, на что обратить внимание, как поступить в той или иной ситуации на своем успешном и счастливом примере. Примеров было много, но далеко не успешных и уж точно не счастливых. Поиск учителя или своего гуру — необходимая опция в каждом из нас. Всё или почти всё мы повторяем в этой жизни за кем-то или зачем-то.

Нашим родителям пусть и кажется, что мы их не слушаем, но это великое заблуждение. Они – наши учителя, которых говорят, мы выбираем ещё до своего рождения. Невероятно, правда? Если задать вопрос толпе людей и в ней будет отец, или мать, мы отдадим предпочтение именно его совету или точке зрения, пусть даже не подадим вида, что принимаем и слышим. Мы склонны думать, что родители, теоретически, не могут желать нам зла, и мы по-детски доверяем им. Практически же, родители бессознательно, в силу своей ограниченности, причиняют нам «зло»: подавляют большинство наших желаний в детстве, чтобы не умалять свой авторитет, не удовлетворяют наши потребности в ласке и любви, чтобы не разнежить вниманием и заботой, не дай Бог разбаловать своё дитя!, а  когда непоследовательны с нами, то не позволяют нам усвоить один из главных законов жизни «что сделал, то и получил», не любят себя, обижаются на весь мир или отворачиваются от него вместе с тобой, потому как им нечего дать, им тоже не дали всего этого их родители, и они также погрязли в претензиях и обидах. Ты вырос, всё, ты больше не нужен, ступай!

Так уж сложилось в моём роду, что набралось слишком много ошибок и разбираться во всем этом приходится мне! И я благодарна им за их опыт, за заботу обо мне, за отношение. Все могло быть совсем по-другому. Мы всегда хотим чего-то большего, а ведь достаточно просто быть рядом и это ценно само по себе. Поддержка словом, объятием, взглядом, и силы приходят, и жизнь продолжается!

Я по крупицам собирала свой опыт и хочу поделиться им с теми, кому по пути со мной, кто шагает в том же направлении. В жизни каждой женщины возникает выбор рожать или не рожать, естественные роды или кесарево сечения – это выбор, который мы делаем задолго до того, как решили встать на увлекательный и тернистый путь материнства.

Еще маленькой девочкой я была запрограммирована, что буду мамой двоих деток, мальчика и девочки, и именно в такой последовательности. Мне было 4 года, когда моя мама родила мёртвого ребёнка. Мы хоронили его в голубом маленьком гробике, жёлтом костюмчике, назвали Серёжей. Тайком от мамы я рассматривала фото братика, спящего вечным сном. Тогда я пыталась понять: «Почему все произошло именно так?» Ведь я его очень ждала, чтобы играть, целовать, дружить…

Родители упаковывали в пакеты приготовленные детские вещи, никто ничего не объяснял, в доме повисла мёртвая тишина. Эту тишину я воспроизведу позже в своем доме, и пакеты с детскими вещами, и безликое отношение к жизни, которым будут искажены наши с мужем лица!

Через полтора года мама снова родила сына, не дожидаясь естественных родов ей сделали кесарево сечения (1987 год), в страхе потерять ребенка снова. Послеоперационный рубец на ее животе от одного бока к другому наводил ужас на пятилетнюю меня. Как вы думаете, что маленькая девочка вынесла из опыта своей матери? Верно, глядя на мамины страдания, я стала бояться родов, хотя в глубине души я верила, что у меня всё будет по-другому. Этот страх подпитывался инсценировкой родов в фильмах, любезно предоставленных прогрессирующим телевидением и занятыми родителями, душещипательными рассказами, умудренных опытом тётушек и бабушек. Процесс родов в моем роду был, мягко говоря, сложным. Каждая женщина из моего рода перенесла тяжелые роды, потерю ребенка, и этот клубок страхов и обид докатился до меня, чтобы понять: «Почему все происходит именно так?» Не разберусь я, покатится к моей дочери и так далее!

1b90b33a2fa16c99a4ef037757dc0ff16e7a2dd4

Вместе с мамой мы пережили смерть её ребенка, моего братишки, а спустя 20 лет мы переживём смерть моего первого сына, её внука. Как же сильно я боялась не родить сама! Кесарево сечения для меня представлялось словно двойка по контрольной — непозволительная отметка для меня, я не хотела расстраивать маму. Она ведь ждет только хорошие и отличные отметки!

Какая взаимосвязь между родами и школьными предметами, спросите вы? Оказывается, что именно в отношении к «ошибкам» в семье формируется отношение маленького человека ко всему, что происходит с ним. Принимают ли его с ошибками родные и близкие люди? Еще в 3 года создается приемлемая модель поведения ребенка, которой он пользуется потом всю жизнь и в определенных условиях в ответ на ожидания матери, отца, воспитателя, учителя и т.д. поступает по усвоенному алгоритму. Ребёнок только учится взаимоотношениям, и очень важно проговаривать с ним «проблемы». Почему-то дети молчат, принимая трудности, как должное. Они копят эти эмоции внутри себя и сдерживают годами!

Моя собственная жизнь научила меня, что «ошибки родов» можно было бы избежать, если бы затаившийся страх «получения двойки» кто-нибудь из взрослых, мама, например, проговорил со мной, чтобы развеять нависшую надо мною «судьбу». Отношение мамы к деторождению, к «отметкам в школе» сыграло большую роль в моих первых родах. Из её рук я получила сценарий, который с удивительной точностью повторю.

Моя мама была подавлена в момент утраты Серёжи, и скорее всего, спасение она находила в обвинении всех вокруг: врачей, своё трудное появление на свет и особенно мужа (моего отца) за то, что с нею произошло, вместо того, чтобы понять, почему произошло все именно так и не только с нею, но и с другими женщинами в нашем роду. Мама не проговорила этого со мной, а с собою тем более. Нам кажется, что наши дети слишком маленькие, чтобы с ними разговаривать на такие темы, вырастут – поймут сами. Так и есть, я выросла и всё-всё поняла, увы, на своем горьком опыте! Травма, нанесенная моей детской психике, дала о себе знать спустя 20 лет, когда пришло время продемонстрировать, а чему же меня научила мама в области деторождения.

Общество, в котором я выросла и продолжаю расти, воспитывает бизнес-леди, сильную, целеустремлённую женщину, которой всё по плечу: «и в горящую избу войти, и коня на скаку остановить». Ведь к моменту первых родов я совсем не видела себя матерью, роженицей с младенцем на руках. Я была девочкой лет пяти. Я словно застыла в этом возрасте, затолкала себя в «раковину» и перестала расти духовно, не позволяла себе творчески самовыражаться, учиться чему-то приятному и доставляющему удовольствие. А зачем? Ведь самое главное в жизни, как направляли меня тогда родители, чтобы приносило доход. Мой отец до сих пор не понимает: «А зачем тебе петь, еще и платить за это деньги?» Творчество – это вовсе не развлечение. Оказывается, это способ раскрывать свою душу, это способ наполнять себя всеми красками жизни, это как глоток воздуха, а для меня тогда это стало неважным. Кто поставил эти приоритеты? Родители! Когда отец спросил меня перед выбором высшего учебного заведения, чем бы я хотела заниматься, я ответила: «Петь и танцевать!» Он мне напомнил басню про стрекозу и муравья… В общем, сами понимаете, он выбрал, а я согласилась быть «муравьём».

Мы тогда ещё оба не знали, что стрекоза, пытающаяся быть муравьём, станет глубоко несчастливой женщиной.

Он желал мне добра по-отцовски, и я ему благодарна за это! В выбранном папой институте я встретила мужчину, у которого все было по плану: работа на предприятии по выбранной профессии после учёбы, свадьба с шумным застольем, рождение детей после заключения брака, и эти планы почти совпадали с моими, точнее с планами «муравья», а ещё моего мужчину одобрили родители!  Я оглянуться не успела, как они стали реализовываться. Мы поженились, устроились на работу по выбранной родителями профессии, наступила запланированная беременность, а вот с родами вышла заминка. Я жила словно засохшее дерево. Изредка я подпитывала себя выступлениями на сцене института, участвовала в конкурсах, проводимых на работе, я пела, но даже не допускала мысли, что могу быть «стрекозой». Так, баловство!

В период моих первых родов мама моя жила далеко от меня, однако, это ей не мешало поддерживать во мне страх родов, подпитывать мой негативный образ страшными историями других женщин и напоминаниями о своем горьком опыте по телефону за те немногие минуты, которые я позволяла себе поговорить с нею на телеграфе.

Накануне она поведала мне историю одной молодой женщины, у которой в преддверии 8 марта замер ребенок на сроке 40 недель. Тогда я очень нуждалась в ней, и не умела абстрагироваться от негативной информации. Мы очень ругались с мужем в тот период, впрочем, как и во все мои беременности, учитывая эмоционально нестабильное состояние. Беречь меня никто не собирался, а мне и невдомёк было, что это только начало моего перевоспитания.

Примерно за два месяца до родов мне приснился страшный сон: мой любимый дедушка, который на тот момент ушёл из жизни в результате несчастного случая, явился ко мне и просил показать не рождённого ещё внука. На что я ответила: «Рано еще, давай подождем немного, когда он родится, и я тебе его обязательно покажу!». Он хотел взять его против моей воли, как это делают родители, я вцепилась зубами в его предплечье, даже помню вкус его кожи и крови, которую прорезали мои зубы. Это был предупреждающий сон, подсказывающий, на который я, к сожалению, не обратила должного внимания. Жуткое сновидение я пересказала своей маме, и именно она вспомнит его позже.

А дальше, накануне родов я перестала чувствовать шевеления малыша, обычно они были регулярными, частыми, с определенной силой и активностью. Я забеспокоилась и пошла к гинекологу. Она послушала сердцебиение малыша трубкой (как у Айболита, тогда еще мне был не доступен домашний фетальный допплер), посчитала частоту ударов в минуту и успокоила меня, что все идет как надо, детям свойственно затихать перед родами. И зачем я слушала кого-то, кроме себя и своего малыша?

Было это 26 апреля 2006 года, предполагаемая дата родов 27 апреля 2006 года. Последовала бредовая ночь, тихие схватки, и меня клонило в сон, я очень хотела спать. Ночью из меня плюхнула светлая жидкость с кровью, что-то началось, правда, как-то не так, как описывают в книжках. Утром 1 мая мы с мужем вызвали скорую помощь, и я поехала в Роддом. Счастливый муж остался дома ждать добрых вестей. Кто бы мог подумать, что их не последует!?

В приемном покое всех удивлял мой визит без раскрытия матки и схваток. Анализы в норме, плазма сдана, я готовилась к родам! И только лишь анализ на подтекание околоплодных вод насторожил заведующую родового отделения, она завопила и стала насильно выдавливать из меня воды, а они – зелёные, вместо прозрачных. Моему малышу было очень плохо, он начал дышать внутри меня и погибать.

«Оперировать, деточка!» - тихо и возбужденно произнесла она мой приговор.

Я все еще колебалась понимая, что то, чего я больше всего на свете боялась неизбежно настигало меня здесь и сейчас. А позже я пойму, что это не самое страшное, что может случиться с женщиной, когда рождается ребёнок.

Оперативно подготовили меня к операции, обработали живот йодом, я начала плакать, сделали общий наркоз, очнулась в темной комнате реанимации, где работают самые чуткие и заботливые люди в мире. Первая мысль — что с моим малышом? И томительное ожидание ответа, как в фильмах, когда нужно преподнести пациенту плохие вести. «В тяжелом состоянии…» — это все, что позволили мне знать на тот момент. Я была готова к сообщению о смерти малыша, но не тут-то было, он находился в коме, судороги не прекращались, и с каждым спазмом его мозгу наносилось все больше и больше вреда. Он родился едва живым, 1 балл по шкале Апгар, реанимационными действиями его жизнь поддерживали и мучали 40 дней. У него было очень сильное сердце!

Вместе с медсестрой мы прошли к моему сыночку в реанимационное отделение. И я впервые увидела свой маленький комочек в кувезе, в теплых носочках с темной густой шевелюрой на голове, с трубкой во рту… Его нельзя было взять на руки, прижать к себе, приложить к груди… На всё это я могла только смотреть в палате, когда девочки заботились о своих младенцах. Нестерпимая боль… Это время для меня было адом, в течение которого пятилетней девочке пришлось повзрослеть. Я и подумать не могла, что за стенами роддома женщины испытывают столько боли, а ещё, как сильно мы становимся животными, возвращаясь к природе, когда рожаем. В нас пробуждаются благополучно усыпленные урбанистическим образом жизни инстинкты. Трансформируешься по полной программе!

Знаете, я будто прыгнула со скалы, а парашют мой не раскрылся.

Физиологически кесарево оказалось для меня не более, чем царапина, а вот рождение ребёнка с прогнозом глубокой инвалидности на жизнь, если выкарабкается, стало для меня ударом судьбы, и прежней меня уже не стало.

Роды меняют женщину, вы правы! Мои первые роды изменили меня до неузнаваемости. Мой муж не дождался добрых вестей. Его грустный взгляд ломал стены. Мы пережили это вместе. Он был для меня и подушкой для слёз, и грушей для битья, он был рядом и помог мне не сойти с ума, за это я ему искренне и бесконечно благодарна.

Кремировав своего первенца 16 июня 2006 года в голубом маленьком гробике, я вырвала эту страницу из своей жизни, однако «корешки страницы» не позволяют забыть, это со мною теперь навсегда

Я изменила отношение к этому, я приняла этот урок, и так мне стало немного легче жить.

Мучительно больно было видеть беременных, слышать истории о благополучных родах. Я избегала общения с женщинами в положении. Мне невыносимо трудно было быть этот первый год после родов. Я не сдала экзамен «роды»! К моему удивлению, мама не ругалась, и только её СМС-сообщения в те 40 дней я воспринимала, как истинное сочувствие, поддержку и понимание. Она ведь тоже теряла… Именно в тот момент моего полного фиаско я поняла, что не одна, за мною стоит огромная Сила – моя Мать. Мы обе переживали «ошибку», которая возрождается в каждом поколении нашего «маленького» рода. Меня многие поддерживали и оказывали сочувствие, разговаривали, навещали в больнице 40 дней (мой муж, моя свекровь, моя посаженная мама, ее племянница, моя кума, моя двоюродная сестра, кума моей мамы, коллеги); мне очень сложно было не сойти с ума, я не хотела просыпаться и понимать, что все это происходит со мной в реальности, которую я придумала сама.

Это был триумф моих страхов надо мной.

Мое пребывание в стенах роддома, детской больницы – это особое ощущение реальности, незабываемые декорации, я помню запахи этих учреждений и реагирую на них до сих пор. Знаете, по фильмам, как в психиатрических больницах, тюрьмах преобладает некая обстановка (кормёжка, железные кровати, недоброжелательный персонал и угрюмые «заключённые»), где ты — в системе, которая ломает в тебе «плохое» или «ненормальное» поведение. Я убила собственного ребёнка своими же мыслями, в своем же теле, как вам такой расклад? Убийцы обязаны нести наказание. И это чувство вины я пронесу в себе вплоть до 11 июня 2015 года, оно вырвется из меня в день смерти первого сына спустя 9 лет!

И знаете, что удивляло меня, вместо того, чтобы прибегнуть к самоубийству, мысль о котором вертелась в моей голове, не стану скрывать, девочка во мне хотела жить и дать жизнь другому! Я стала хотеть ребёнка как никогда в своей жизни. Мне ничего не нужно было теперь, кроме живого и здорового ребёнка. Меня теперь не особо волновал способ рождения и изменения в моей фигуре, все это померкло. Пережив это, у меня включился инстинкт самосохранения: с осторожностью каталась на каруселях и лыжах, лошадях, с мольбой летала на самолетах, не ездила в лихих маршрутках и т.д.!

Рождение первенца перевернуло нашу жизнь, мы с мужем стали жить в моменте здесь и сейчас, ведь будущее строится из настоящего. Мы поехали впервые за границу, мы взяли ипотеку – все то, что мы откладывали на потом. «Потом» может оказаться, как в мультике «Вверх»: пара, которая мечтала о путешествиях и приключениях, они все время откладывали свою мечту «на завтра», они прожили счастливо вместе до глубокой старости, но так и не отважились позволить себе то, что их объединило ещё мальчишкой и девчонкой. Они окунулись в жизнь обычных людей: работа-дом-работа, не осмеливаясь разорвать этот порочный круг. Мы ведь порой не в состоянии посмотреть на себя со стороны, подсчитать время, которое мы тратим впустую, и когда приходит то самое важное решение, оказывается слишком поздно. Они оба сильно постарели, она умерла раньше, и мечту он осуществлял без неё с болью в сердце и с таким же одиноким мальчишкой, как он, по имени Рассэл. Очень показательный пример: откладывая «на потом» мы закапываем свою мечту на долго, если не насовсем!

К сожалению, чаще всего мы живем понарошку нашу настоящую жизнь.

В добавок ко всему, меня одолевало огромное чувство вины перед мужем — я не смогла родить ему сына живого и здорового. Мужчина не вынашивает дитя и ему не понятно состояние женщины, больше всего его волновало, чтобы я была жива и здорова. Функция мужчины защищать и оберегать свою женщину была активирована в моём муже, и мне с этим очень повезло. Ещё один извлеченный полезный опыт для меня! Кроме того, женщина, которая впервые рожает не осознает своей любви к младенцу. Любовь приходит через прикосновение, через грудное вскармливание, через какое-то время, не сразу. Во всяком случае, так было со мной.

Мне предстояло продолжать быть, строить новую жизнь, искать ответы на вопрос: «Для чего со мной так произошло?» и «Как родить здорового ребенка?» Я не винила врача женской консультации, я восприняла это как урок. Моему свекру сложнее всех было простить и понять, он звонил моему доктору домой, писал ее руководству письма… У меня и мысли не было кого-то ругать, кроме себя самой!

В церковной лавке я встретила женщину, которая рассказала мне, что все мы приходим в этот мир на время, и Господь посылает в семью детей (души) на определенный срок, за которое душа отрабатывает то, что необходимо для её роста. И тогда я поняла, что мой первенец мог прожить 40 лет и уйти раньше меня, он ушёл в возрасте 40 дней, и я, пусть не сразу, приняла его маленькую жизнь, которая перевернула моё сознание, изменила моё отношение к человеческому предназначению. Вместо вопроса «за что?», я задавала вопрос «для чего?», потому что с детства верила, что Господь не из тех, кто наказывает. Нас учат через Бога прощению, а тут наказание меня, которая всегда стремилась к любви и добру, что-то тут не так!

Благодаря интернету я нашла таких же потерявших и переживающих горький опыт, которым тогда, в момент со мною, было искренне трудно быть на этой Земле. Как замечательно, что человек забывает боль, которая перечеркивает его прежнюю жизнь делая личность либо черствой и жесткой, либо мудрой и гибкой. И у каждой из нас своя боль: мой ребенок был в коме, я рыдала от того, что не могу никак повлиять на его состояние (единственное что я делала это сцеживала грудное молоко каждые 3 часа в течение 40 дней, пела ему песни, гладила его, словом – была рядом), а другие мамочки рыдали от того, что муж транжирит деньги, не задумываясь о том, чем кормить появившихся на свет двойняшек, третья – плачет под процедурным кабинетом, переживая укол своему малышу в пяточку. Причем страдания наши были одинаково трудными! Страдания они и в Африке – страдания! После комы своего сына я четко осознала, что со всем остальным я точно справлюсь и физически, и психологически. Мне теперь нечего бояться, ведь как показал опыт, все чего не хотела, я получила сполна, в мельчайших подробностях! Любимой моей передачей стала «Большие чудеса маленькой больницы», я хотела знать правду в лицо, хотела знать, что происходит за стенами больниц и что чувствуют другие, пока меня это не касается. Столкнувшись с врачами в детской больнице, я была осуждена за состояние малыша, со мною говорили, как с прокажённой, меня выгоняли прочь и знаете, я бы ушла, если бы от этого можно было где-то скрыться. Врачи порой объясняют нам непонятные элементарные вещи простыми фразами: «Мозга у вашего сына нет!» Мне приходилось вытягивать из них, куда же он делся. «Отёк мозга» и «мозга нет» это совершенно разная подача материала. Поэтому я стала интересоваться тем, как устроен человек, и этими знаниями должен обладать каждый. А ведь зачастую, мы не всегда понимаем, где у нас находится печень, не говоря уже о других органах.

Мечту «родить самостоятельно» я все ещё лелеяла в себе, но уже это было не так категорично. Я перестала бояться кесарево. Еще много страхов я открою в себе, но о них я расскажу вам позже.

Как же я благодарна Вселенной за интернет, за возможность получать необходимую информацию, за то, что я живу именно в это время. Убедилась, что ответы получают те, кто задает вопросы. Благодаря ему я нашла тех, кто рожает здоровых детей естественным путем после кесарево сечения. Поверила, что и у меня есть шанс. Невероятное для многих «фанаток Природы» ещё каких-то лет 25 назад – сейчас это норма, женщина способна родить с рубцами на матке самостоятельно, и я это докажу себе на своём личном примере.

Start

Именно отсюда начинается моя женская история.

И я искренне надеюсь, что в моём роду всё-таки появится «мудрый человек, который подскажет, как прожить эту жизнь, что учесть, на что обратить внимание, как поступить в той или иной ситуации на своем успешном и счастливом примере своим детям, внукам, правнукам и т.д.» На примерах гораздо легче усваивать урок!

«Я – не волшебник, я только учусь!»

Добавить комментарий