Над пропастью во ржи

Над пропастью во ржи

У меня, признаться честно, имеется невероятное количество незавершённых дел, это сущее наказание удерживать столько процессов в голове.

– Мазохистка! − скажете вы!

– Ещё какая! − отвечу я.

Поэтому мне сложно сконцентрироваться на чём-то одном. Я могу, конечно, одновременно шить, слушать лекцию Лабковского и отвечать дочери на её вопросы, только вот качество выполняемых процессов резко снижается.

К тому же пребывание в таком режиме длительное время утомляет. Истощает. Нарастает раздражение, усталость и гарантирован срыв!

А мой муж к тому же настаивает, чтобы я писала…

“Работать можно и дома!” – твердит мне мой благоверный. Он хочет, чтобы я писала и при этом продолжала готовить и выполнять все функции по дому, заботилась о детях, решала вопросы, связанные с ними. Но пока у меня это плохо получается. Я погружаюсь во внутренний мир, когда пишу. Мне сложно сконцентрироваться на приготовлении пищи. С трудом могу сфокусироваться на том, что я хочу съесть. Когда я пишу, то аппетит отсутствует. А готовлю я тогда, когда хочу кушать.

Писательство – это полное погружение в себя. Это разговор с моим читателем в перспективе, в моменте – с собой.

Мне изрядно надоело оправдываться и ругать себя за то, что я не могу быстро переключаться с одного процесса на другой. Всеобъемлющее, стремительно растущее чувство вины сгибает меня, и я не в силах расправить плечи. И вдруг мы увидели с мужем фильм “Над пропастью во ржи”.

Фильм биографический. Писатель Джером Д.Селинджер не смог быть полноценным мужем и отцом. Писатель и точка!

Почему я увидела этот фильм? Может, чтобы я перестала испытывать угрызения совести, что пишу и не готовлю, не уделяю всю себя детям и дому, и мужу?

А может, чтобы увидела, как не следует уходить в крайности и выбрать. Либо сделать над собой некоторые усилия, чтобы научится переключаться, перераспределять, делегировать, либо отказаться от столь энергозатратной деятельности. Как, например, с обучением.

Только энергоёмкий человек способен обучать. Обучение детей меня опустошает так же быстро, как моргает веко. А есть люди, которые долго остаются в ресурсе, которые терпеливы к ошибкам другого. Это точно не я. Проверено на детях.

Забегая вперёд, предположу пожалуй, что Уна (девушка, за которой ухаживал молодой писатель – герой вышеупомянутого фильма), сделала правильный выбор, что вышла замуж за Чарли Чапплина. Ведь именно с ней он обрёл своё счастье в довольно зрелом возрасте. Уна родила ему трое сыновей и пять дочерей.

Много детей не всегда, но свидетельствует о том, что муж благодарен. Он полон энергии (семени). Жена полна энергии (жизненных соков) продолжить род. Дети, на мой взгляд, это самое лучшее вложение энергии. Но не каждой женщине муж благодарен за подобное преобразование его энергии супругой с помощью своего тела, души и ума.

Возможно, выбор Джерома стать писателем определён выбором Уны… Возможно, ради неё ему пришлось бы отказаться от писательства, которое захватило его с головой. Пока он был в армии она приняла предложение руки и сердца “величайшей звезды кино” Чарли. К тому же после войны Джером вернулся, мягко говоря, “другим”.

Она предпочла другого. Он отрёкся от внешнего мира со вспышками, рецензиями, оценками, приёмами и славой. Она вышла замуж за человека-кино, а он ненавидел кино. Но почему?

Всё это отнимает колоссальный объём энергии. А её у него не хватало для удержания нормального психического равновесия, учитывая несчастную первую любовь и ужасы войны, которые выпали на его долю.

Возможно ли сохранить свою духовную сущность без ухода от мира?

Совмещать одновременно роли писателя, жены, матери, сестры, дочери, внучки и подруги, возможно ли это? У каждого из нас своя ёмкость – объём информации, который мы способны удерживать внутри себя. Будь то фильм, эмоции, события, ссора, счастливая встреча – всё это впечатления, информация, которыми мы ежедневно наполняем себя. Поэтому очень аккуратно со всей ответственностью выбираем контент. Прочитали – это часть вас. Посмотрели – теперь это ваше приложение. Послушали – будьте добры переварить, усвоить.

Отчего же мы стараемся всем этим поделиться в Инстаграмме или другом ресурсе, например, переслать фото по вотсапу маме или коллегам??

Потому что нам не хватает ёмкости удерживать в себе не только смысловую нагрузку, но и эмоциональную. А если не хватает, то нам не хватает ресурса расти. Хотим поделиться радостью или возмущением. Мы словно раздаём и нам становится легче. Но легче ли? Не испытываете ли Вы пустоту после того, как выложите фото в социальных сетях? Похвасталась. Вынесла мусор из избы. Тогда зачем нам всем интересно, как живут другие? Как они используют своё время?

Я замечаю, что всё больше и больше моментов в своей жизни не фотографирую и не выкладываю, я проживаю их и храню в своём сердце. Проходит время. Много времени, прежде чем я готова поделиться этим.

Замечаю, что выкладывание своих сторис и просматривание чужих опустошают. Это типа ДОМ-2, только форма иная. Есть в нас это обезьянье, подсматривать в щель за другими людьми. Нам мало фильмов и новостей, мы хотим реальных историй, мы хотим правду. О других, не о себе. Только в Инстаграме её не так много как мы хотим. Погоня за количеством подписчиков, ежедневные посты, сторис, чтобы быть активным пользователем. Иначе забудут. Забудут на следующий день. Если я активна в социальных сетях, значит, я не сплю по ночам или отсутствую в приготовлении еды, не вовлечена в то, что происходит с мужем, домом.

Эту картину я вижу каждый день. Её рисует мой муж. Он увлечен работой, обучением. Его внимание поглощено маленьким устройством. Он читает умные книги. Я их тоже читаю. Он по-мужски, а я по-женски.

 

В самом начале моего пребывания в сети интернета статьи, картинки, ролики, которые вызывали восторг, перенаправляла тем, кому бы это тоже понравилось. Свёкр меня закидывал на тот момент информацией, которая по его мнению пригодится мне. Первое время я открывала ссылки, но с каждым разом убеждалась, что то, что он направляет мне совсем не интересно. И у меня не хватает времени читать всё, что мне присылают близкие мне люди. Теперь в разговоре с человеком могу сослаться на мнение полюбившегося автора и поинтересоваться, хочет ли мой собеседник ссылку на первоисточник? Только после согласия корректно направляю информацию.

Огромный поток информации, с которым мы не справляемся. У каждого свой буфер обмена. И его нужно учитывать.

Как-то смотрела фильм “Невероятная жизнь Уолтера Митти” , в котором запомнился один момент: фотограф, которого сыграл Шон Пен, ждал момента – когда на вершине горы в его объективе появится снежный барс. И этот момент наступил. Хищник посмотрел на него, посмотрел в объектив, но Шон не стал делать кадр. Он сказал, что некоторые моменты, как этот, “не щёлкать. Иногда лучше не нарушать волшебство. Лучше дать застыть!”, чтобы не спугнуть магию момента.

Согласна, что фотография открывает перед нами то, что мы не можем увидеть сами, мы можем вспомнить то, что прошло и прожить это снова и уже в других красках через призму опыта минувших лет, но мы спугиваем эти моменты и не живём в них здесь и сейчас. Мы не наполняем себя энергетикой события и пространства, мозг занят, как сделать, продать, выложить, описать. И жизнь вроде бы насыщенная – столько кадров, а с другой стороны лишена эмоциональной нагрузки, ёмкости.

Семьёй мы поехали в Крым в 2016 году. Я не выложила ни одной фотки с той поездки. Более того, я отключила телефон совсем, положила его в шкаф и забыла на две недели. Муж фотографировал с помощью фотокамеры. Было больше меня на снимках. А рассветы, утренние пробежки, созревающий виноград, тёплый воздух и тёмные ночи наполнили меня до краёв. Я впитывала всё, всё в себя и ни каплей мимо. До сих пор не выложила ни одной фотки с той поездки. Это моё место силы. Это мой секрет.

Возможно, я интроверт с головы до пят. А может, просто жадина. Возможно, я просто ленивая и слабая. Пытаюсь оправдаться перед мужем и своим читателем. Однако, я так чувствую. Погружаюсь полностью в процесс. Пишу только в тишине. Готовлю одна на кухне. Сочиняю песни, когда шью и гуляю.  Принимаю ванную в пустой квартире. Люблю убираться в доме тоже без безлюдном. Раньше я не могла петь свои песни, когда шумели, играли дети, находился рядом муж, а теперь могу. я убедила себя, что если я хочу выступать перед большой аудиторией, то должна научиться не отвлекаться на посторонние раздражители и держать ритм внутри себя. Если я хочу быть полезной людям, то я должна писать.

Я очень надеюсь, что когда-нибудь вы услышите мои песни. Ведь статьи же достала из стола и обнародовала. Это всего лишь ограничения ума, страхи, которые мешают мне жить полноценной жизнью, дышать полной грудью!

5 thoughts on “Над пропастью во ржи

  1. Инна, настолько глубок и интересен твой внутренний мир. Я в восхищении.. твой стиль написания просто вау!!. Читается легко, мягко.

Добавить комментарий